Фев
18

img_3293Как вологодские фермеры возрождают картофельное семеноводство России.

Прошлой осенью Василий Соловьев занимался необычным для себя делом — выделял из всего посевного клина специальные, закрытые от остального картофельного поля зоны. Почему закрытые? Да потому что он и еще два фермера вологодского села Никола летом были аттестованы на право заниматься оригинальным, элитным и репродуктивным семеноводством. Сбывалась их давняя мечта — сделать Николу одним из центров картофельного семеноводства России.

Соловьев — не только глава фермерского хозяйства, он еще и председатель производственного кооператива «Устюженский картофель». Знакомы мы с ним давно. Помнится, года три назад Василий возил меня по своим полям, а потом завез в новое картофелехранилище.

— Представь себе, на этом месте раньше была свалка и болото.

Теперь красовалось огромное арочное строение, напичканное автоматикой, которая контролировала режим хранения, передавая данные на мобильный телефон хозяина. Случись какой-нибудь сбой, на телефон мгновенно посылается код, разъясняющий, что случилось и как это исправить.

Другой склад-красавец располагался ближе к полям.

Всего таких складов в Никольской зоне Устюженского района около десятка. Вся техника импортная, высокопроизводительная. Как и личные автомобили.

— Здесь двойной расчет, — объясняет Соловьев. — Покупаем их не для шика, не с жиру бесимся, эти машины можно использовать еще и как залог под кредит.

А начинал Василий Николаевич двадцать лет назад с трактора Т-25, собранного из металлолома, да найденных брошенными в полях картофелекопалки, окучника и культиватора.

Соловьев — не потомственный картофелевод. Если раньше что и выращивал, то лишь на своем подворье. До 1991 года он служил водителем у председателя колхоза-миллионера, носившего гордое название «Россия». Затем колхоз по рекомендации американских советников реформировали. Каждую из пяти бригад назвали коллективно-долевым предприятием, а бывшая колхозная контора превратилась в обслуживающее звено. Может, это было и правильно, но тревожило. Василий Николаевич по-прежнему крутил баранку председательского УАЗика, но на всякий случай засадил 30 соток картошкой.

Тревога была не напрасна. Вскоре бывшие бригадиры, ставшие самостоятельными руководителями этих самых коллективно-долевых предприятий, решили, что можно прожить и без обслуживающего звена («Чего мы будем их кормить?»), и всю бывшую верхушку скинули, как и советскую власть, а деревни приватизировали. Правда, эффект получился обратный: приватизированные таким образом коллективно-долевые предприятия стали чахнуть и умирать, как картошка от фитофтороза. Но это будет позже. А тогда под сокращение попали все главные специалисты, в том числе и директор с его водителем.

Так Соловьев в одночасье вместо дороги оказался на обочине. Вот когда выручила предусмотрительно посаженная им картошечка-то.

А вскоре, объединившись вчетвером со товарищи и организовав крестьянско-фермерское хозяйство, выделили они из общего поля паи (свои, родителей, близких родственников) и стали землевладельцами, которые на четверых делили один колесный трактор с единственным к нему плугом. А в свободное от работы и ремонтов время подбирали по округе всякую железяку, пробуя приспособить ее в дело.

— Когда купленный по случаю и по дешевке в соседнем районе охладитель молока удалось выменять на 10 тонн семенного картофеля, мы были, наверное, самыми счастливыми людьми на свете, — вспоминает те времена Соловьев.

По минимуму купили удобрений и средств защиты растений. Не было денег на солярку. Ее сливали им дальнобойщики, имеющие в этих местах дачи, а фермеры взамен обрабатывали их участки.

Так все начиналось.

Рядом распахивал землю и тоже засаживал ее картошкой бывший главный агроном Павел Суханов, когда-то закончивший сельхозинститут с красным дипломом. Кстати, имея огромный практический опыт, Павел Федорович никогда никого не отталкивал, кто бы за каким советом к нему не обратился. Хотя постоянно повторял: «Я ведь тоже учусь». Он нынче — второй из аттестованных семеноводов Николы. Следом за ними потянулись трактористы Сергей и Виктор Буровы, Виктор Гулин с Николаем Беляковым. Друг друга не копировали. Со товарищи работал только Соловьев. А так кто с зятем, кто с сыном, кто с племянником, а кто и с наемным работником.

— Но почему картошкой-то? — спрашивал я. — Не рожью, не овсом, не льном, наконец?

— Да потому что это самая выгодная по рентабельности культура, — объяснял Василий.

Так сельское поселение Никола и стало картофельным центром всего вологодского края. Из 48 фермеров Устюженского района 39 — здесь, да еще около десятка личных подсобных хозяйств. Ежегодно они производят 25 тысяч тонн картофеля со средней урожайностью 350−380 центнеров с гектара, а отдельные сорта дают по 50−60 тонн.

Со временем началось «почкование» самих фермеров. Сын, оформляя собственное юридическое имя, отделялся от отца, зять от тестя, работник от хозяина. Но происходило это без скандалов, обычно сопутствующих всяким разводам. Даже вчерашний хозяин, расставаясь с, казалось бы, чужим для него наемным работником, наделял его техникой, семенами, советовал, помогал. Да что там, уже разделившись, многие продолжали работать вместе. Но теперь не как старший-младший, хозяин-работник, а как партнеры, товарищи по бизнесу.

Первый же раз привел меня в Николу случай даже по нашему времени неординарный. Фермеры вызвали на откровенный мужской разговор тогдашнего губернатора области Вячеслава Позгалева.

— Просить что-то будете?

— Да нет, задача наша несколько иная, — разъяснял исполнительный директор кооператива Александр Кузнецов. Кузнецов в свое время сам был во власти, служил чиновником в районной администрации. Он и подвиг никольских фермеров объединиться в кооператив. И сам взялся тянуть всю организаторскую работу.

— Какая же?

— Понуждение власти к действию.

Звучало серьезно, как понуждение Грузии к миру. Значит, война?

— Нет, — не соглашался Кузнецов, — нам с властью не воевать надо, а найти точки соприкосновения, разумного сотрудничества. Нужна не программа получения халявных денег, а программа развития картофелеводства, как одного из направлений развития экономики области

От власти ждали помощи. Причем, помощи не на картофельном, а на законодательном поле. Но, к сожалению, как тогда, так и поныне, власти не выгодно развитие малого бизнеса. Невыгодно увеличение доходной части собственного бюджета, потому как в противном случае она может потерять часть государственных дотаций. Отсюда и отношения. Дело порой доходит до серьезных конфликтов, а конфликты — до курьезов. Как-то в разгар горячего спора с главой района не менее горячий фермер сказал, глядя в глаза влиятельному чиновнику: «А я тебя не боюсь!». Тот растерялся и, не зная как отреагировать, ответил: «А я тебя тоже». Люди до сих пор рассказывают это как анекдот, давно забыв причину самого спора.

Но дело не в анекдоте, не в каком-то отдельном эпизоде, а в системе. Чиновнику безразлично, умеет или не умеет человек выращивать картошку или поросят. Главнее, чтобы умел бизнес-план, как дипломную работу написать, да налоговую декларацию как опытный бухгалтер с 10-летним стажем составить. Вот и идет власть к мужику не с помощью, а с проверкой.

— Сегодня слово «отчеты» мы слышим чаще, чем слово «производство», — с горечью признавался председатель фермерского сообщества Василий Соловьев.

Муниципалитеты выполняют лишь те функции, которые им определены 131-м законом, и инициативы от них ждать бесполезно, говорили фермеры. Потому что люди подбирались именно под те функции. К примеру, в Никольском сельском поселении много бесхозной земли, формально являющейся муниципальной собственностью, но не зарегистрированной как таковая. Глава ссылается на то, что в поселении нет денег на межевание. Фермеры предлагают: мы поможем с межеванием, но отдайте нам ее в аренду с правом дальнейшего выкупа. Иначе скоро вокруг села не только борщевик, лес вырастет. Увы, механизма взаимоотношения власти и фермеров не было, а потому дальше разговоров дело не шло.

(Продолжение следует)


Никола, картошка, устюженский картофель, кооператив, семенной картофель

Популярность: 76%

Оставьте комментарий

*
Спасибо за ваш комментарий.
Anti-Spam Image