Янв
28

3


Как-то областная  прокуратура Волгограда опротестовала полторы тысячи правовых актов, незаконно изданных органами местного самоуправления. Но на деле  многое объяснялось стремлением глав администраций хоть как-то пополнить доходную часть бюджета да желанием улучшить жизнь в поселениях. Но возможностей им для этого закон не дает.

Владимир Белкин, глава администрации Оленьевского сельского поселения, за что не возьмется, все не так. Обязали местного дебошира неделю отработать на нужды села, тот сам с лопатой утром пришел к администрации — не положено. По закону можно его оштрафовать на сумму от 3 до 10 МРОТ. Но он нигде не работает, у него в кармане не то что МРОТ, крошки от табака нет. В результате — отпустили с миром. Решили создать народную дружину: пьянство, хулиганство, воровство, а полиция не реагирует, опять нельзя. Немного увеличили местные налоги, надо же как-то казну пополнять — прокуратура поправила. Словом, куда не кинь, кругом клин.

 — А колхоз не помогает?

Белкин вздыхает. Сложные отношения сложились с чеченцами, оседлавшими бывший колхоз-миллионер. Где подкупом, где посулами (отремонтировать клуб, перекрыть крышу школы) прибрали они к рукам колхоз, и не только ничего не отремонтировали и не перекрыли, но все 1311 голов чистопородных коров, которыми гордились крестьяне и на которых возлагали большие надежды, вывезли на рынок и продали. Затем очередь дошла до техники, до земли. Готовились продать еще 83 гектара, выручив за них 15 миллионов, но нужную бумагу Белкин подписывать категорически отказался. И тогда к дверям сельской администрации хозяйствующими террористами, а иначе я не могу их назвать, был послан сварочный аппарат. Для устрашения. Как аргумент. Белкин еще пытался отобрать у присланных рабочих кабеля, заглушить двигатель — куда там. Сварной шов по краям двери администрации сельского поселения, то есть местной государственной власти, красноречиво показал, кто хозяин в доме.

— Восемь дней власть в селе не работала. И ни полиция, ни прокуратура не реагировали, — говорит Белкин. — Участковый сидел напротив, я спросил: «Валерий Николаевич, ну разберись, на каком основании заваривают дверь?». Как язык отняли, не поднялся даже.

Сегодня главами местного самоуправления кто только не помыкает.

— Главная головная боль местной власти — где взять деньги на реализацию хотя бы тех полномочий, которые определены 131-м законом «Об общих принципах организации местного самоуправления», — говорит Елена Шумилова, более 6 лет возглавляющая городское поселение «Новомичуринское» Рязанской области. — Местный бюджет пополняется в основном за счет налога на землю. Главный налогоплательщик у нас — Рязанская ГРЭС, которая, в свою очередь, любыми путями пытается уменьшить это налоговое бремя. Мы прошли уже через 37 судов. Было все: штрафы, судебные приставы. Руководство станции просто издевается над муниципалитетом. Но ведь мы не себе деньги требуем. Надо ремонтировать дороги, жилье. Та же Рязанская ГРЭС в 2002 году, освобождаясь от непрофильных активов, передала нам свой жилой фонд без денежного сопровождения и без капитального ремонта. А тарифы на воду и тепло, которое ГРЭС поставляет жителям, и за которое мы почему-то платим круглый год — и в отопительный сезон, и в неотопительный — неоправданно высоки. В оплату включаются все потери, которые происходят в сетях по пути от ГРЭС  к городу. Но причем здесь жители, если станция не реконструирует свои сети? Мы много лет кричим об этом во весь голос, но нас никто не слышит. А до формирования тарифов меня, как главу поселения, не допускают.

— Сейчас чем лучше работаешь, тем у тебя больше забирают — это мнения Алексея Шмелева, первого заместителя главы администрации города Октябрьский республики Башкирия. — В результате тех денег, которые нам оставляют, не хватает на реализацию полномочий, не говоря уже о фонде развития.

— Можно ли развиваться городу при существующих бюджетно-административных отношениях? Наверное, можно, но до определенного периода, — соглашается с коллегой и Владимир Синицын, бывший глава города Нововоронеж Воронежской области. — Когда региональные или федеральные власти увидят, что ваш бюджет растет, они мгновенно отрегулируют его не в вашу пользу. Муниципальные власти предназначены сугубо для взимания плохих налогов. Нам отдают эти налоги, мы впрягаемся, но как только налоги начинают собираться, их тут же реквизируют в пользу регионального или федерального центров. Если же глава муниципалитета не выполняет некие принятые правила, его приносят в жертву. С другой стороны, эти правила непостоянны. Как и полномочия. Их то забирают, то возвращают. На сегодняшний день муниципальное образование — это довольно хаотичная структура, в которой трудно выжить. Поэтому многие и не выживают. Кроме того, происходит укрупнение муниципальных округов. Из малых городов и поселков человеческие и финансовые ресурсы переводятся в более крупные, и жители становятся дольше от услуги. Раньше можно было получить ее под боком, а теперь надо ехать за ней несколько сот километров. Это влечет за собой целый ряд проблем. А фактически мы оставляем огромную территорию без контроля. Сегодня ее контролирует сеть малых городов. Убери их, и получим Дикое поле. Ходи по нему, кто хочешь, делай, что хочешь… .

Популярность: 25%

Оставьте комментарий

*
Спасибо за ваш комментарий.
Anti-Spam Image