Фев
26

img_3936Так считает Марина Тихомирова, глава моего родного Сандовского района Тверской области.

В районе, которым мне выпало руководить, говорит она, из 214 деревень более 30 можно убрать со всех карт, в них никто не живет. И процесс этот, к сожалению, будет продолжаться. Чтобы сохраниться, у самой деревни сил уже нет. Как и у района.

Обнадеживает лишь то, что Москва рассматривает возможность расширения налоговой базы местных органов самоуправления. Только пусть это будут такие налоги, которые закрывали бы спущенные нам полномочия. Потому что нынешних двух налогов — на землю и имущество — хватает лишь на латание дыр, и то не всегда и не всех.

А чтобы сохранить деревню, нужна не отдельная программа развития для каждой из них, а федеральная программа, и касаться она должна не столько крупных производств, которых в нашей зоне по пальцам пересчитать, сколько малых форм хозяйствования — крестьянско-фермерских и личных подсобных хозяйств.

Можно ли в нынешних условиях сохранить деревню?

Центральные усадьбы, где еще что-то осталось — библиотеки, фельдшерско-акушерские пункты, школы, магазины — да. Но только сегодня. Завтра будет поздно. А укрупнение районов, к примеру, нашего и соседнего Молоковского, двух бесштанных, как я их называю, ситуацию не улучшит. Да, деревень в таком районе будет больше (а в целом-то по стране меньше), но расстояние между ними увеличится, и управлять такими территориями станет сложнее. Пусть те, у кого эта мысль витает в головах, хотя бы спустятся до нас и спросят: а мы-то хотим этого или нет?

Но нас спрашивают редко. Ставят перед фактом, и нам остается лишь выполнять. Так было со всеми. Примем, а потом высчитываем, что они больше несут — пользы или вреда? Подушевое финансирование школ, я считаю, направлено на разрушение села. Банкротство сельхозпредприятий — вообще вредительство. Были колхозы, которые сами себя обеспечивали, за счет их жили и деревни, и люди. Нет, пришли другие люди, чужие, со стороны, и все распродали, не спрашивая нас.

Надо скорректировать вопросы земельных и имущественных отношений. По нынешним законам каждый колхоз, чтобы распоряжаться своим имуществом, должен доказать, что оно ему принадлежит, заплатить большие деньги, зарегистрировать его в БТИ. Но если оно его, им построено, зачем лишний раз доказывать это, да еще тратить деньги, которые как воздух нужны для развития? Поднимите из архива прежние документы и зарегистрируйте по упрощенной схеме.

С землей вообще творится невесть что. В районе используется лишь 35 процентов пашни, остальная не в обработке. Причем, 20 процентов этой необрабатываемой земли куплена неизвестными лицами и уже не один раз перепродана другим неизвестным лицам. Опять же без нашего ведома. Кем, кому, регистрационная палата не называет, ссылаясь на коммерческую тайну. Это я тоже считаю вредительством.

Требует, на наш взгляд, отмены 94-й закон «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», который понуждает нас проводить торги, аукционы и конкурсы. Чаще на таких конкурсах побеждают не добросовестные компании, а откровенные жулики. А мы можем предъявить к ним претензии лишь тогда, когда они эти обязательства выполнят. Или не выполнят. Но к тому времени вчерашние «победители» исчезают, и найти их нет никакой возможности.

Нам не нравится программа софинансирования 50 на 50. Если говорить, к примеру, об асфальтировании дорог, то счет идет на миллионы, и софинансировать эти работы район не может по одной простой причине — в бюджете нет таких денег. А дороги — это артерии жизни региона.

Изжили себя и так называемые «двухглавые» районы, где помимо главы района есть еще и глава районной администрации. Им некогда работать, они постоянно спорят, кто главнее, кому на какой машине ездить, каким аппаратом управлять? Аппарат разрастается, а качество управления падает. Считаю, что сегодня территория может выжить только за счет единоначалия.

Вообще, все мы, главы муниципальных образований, желаем одного: чтобы государство стало нам надежной опорой, а не забрасывало, как это часто бывает, местную власть дополнительными полномочиями, не подкрепленными деньгами. На деле пока все обстоит иначе: контролирующих органов становится все больше, а помощи все меньше.

Сегодня практически все организации — регистрационная, кадастровая палаты, бюро технической инвентаризации, налоговая служба, почта, полиция имеют свои федеральные органы управления, а значит и свой ведомственный интерес, и направить их всех на обслуживание интересов района практически невозможно.

Последний пример: в результате реформирования органов внутренних дел наш районный отдел превратился в пункт полиции, а районный отдел перевели в город Красный Холм, который расположен от нас в 80 километрах. За каждой справкой надо ехать туда. Мы лишились ГИБДД, из 41 сотрудника милиции осталось 22, из 9 участковых инспекторов — три. Милиция перешла на дневную форму работы, тогда как все преступления совершаются в вечернее и дневное время. В итоге такого реформирования жизнь в провинции не улучшилась, а ухудшилась. Люди вынуждены сами защищать себя и свое имущество. В деревнях мужики вступают в общество охотников и покупают оружие.

А пожарные… Зачем-то принудили поставить в каждой деревне таксофоны, хотя район охвачен мобильной связью. Заставили в каждой сельской школе установить тревожные кнопки, сигнал от которой поступает непосредственно в районную пожарную часть. Бюджетных денег потрачено на это уйма. Теперь, представим себе (не дай Бог, конечно), случится пожар где-нибудь в деревне за 40 километров. Спасет эта кнопка? Пока пожарная машина из райцентра по бездорожью до той деревни доедет, от нее одни головешки останутся. А на эти деньги можно было бы купить в деревню пожарную машину и вырыть пруд.

Да, многие службы, от которых зависит жизнь района, сегодня независимы от органов местного самоуправления. Но такого не бывает в жизни. Не должно быть! Территории надо развиваться и функционировать в едином ключе. К сожалению, органа, который бы координировал работу этих структур, направляя ее на обслуживание интересов района, а не ведомства, в структуре власти нет.

На мой взгляд, основа развития села — это партнерские отношения власти, бизнеса и общества. Как в каждом отдельном районе, так и по стране в целом. Нужна федеральная программа развития сельских территорий. А построить социализм или капитализм в отдельно взятой деревне невозможно. Это мы своей историей уже не раз доказали.

Популярность: 34%

Оставьте комментарий

*
Спасибо за ваш комментарий.
Anti-Spam Image