мая
23

017Жителям и учителям Псковского села Исаково через суд удалось отстоять свою школу от неминуемого закрытия.

Малаховскую сельскую школу в селе Исаково Красноармейской волости Себежского района на псковщине закрывали так. Летом школе не выделили денег на ремонт. Готовили здание к учебному году сами родители на свои средства. Наконец, в Исаково нагрянула делегация разнокалиберного начальства.

Здесь были и глава района Владимир Афанасьев, и начальница районного отдела народного образования Лариса Кремс, другие чиновники от образования из района и области.

Таких высоких гостей деревня не видела с последних выборов, когда тем нужны были ее голоса. Значит, приспичило. В центре досуга собрали родителей с целью убедить их, что закрытие школы не зло, а благо. Родители поняли: чиновники врут. Но врали красиво.

— Владимир Васильевич, — задали родители вопрос главе района, — а как бы вы поступили, если вашего ребенка переводили из Исаково в Идрицы?

— А я бы для него свою школу построил, — отрезал тот. — Рядом с домом.

Разошлись в конфликте. Родители согласия на изменение статуса школы не дали. Чиновники определились в решении школу закрыть.

Вскоре на районном собрании депутатов родителям сказали, что школу закроют совсем, а детей будут возить автобусами в Идрицы и жить они станут в интернате в лесу на одном из этажей общежития сельхозтехникума, который, правда, еще не готов к приему детей.

Как в лесу? Как в общежитии сельхозтехникума? Да разве можно?

Вот тогда жители и ополчились против властей.

Нет, не одно только сомнительное общежитие, призванное на 5 дней в неделю стать пристанищем для малолетних ребятишек, стало причиной их бунта, хотя и оно тоже. Не меньше общежития был страшен и автобус. Это в США он подходит к каждому фермерскому дому. Здесь будет доходить только до волостного центра, а из других деревень — от 6 до 13 километров — дети должны будут добираться до Исакова на перекладных или пешком. Потом, это только по телевизору показывают специально подготовленные для перевозки детей автобусы. Здесь вешают табличку «Школьный» на обычный ПАЗик из городского автопарка, как будто табличка, как оберег, может спасти детей от дорожных случайностей. Кто будет отвечать за безопасность детей в дороге? Водитель? Он и за дорогой-то порой не следит. Так, по вине пьяного водителя перевернулся автобус с детьми из бывшей Сутокской школы. Дети выбирались через люки на крыше. Слава богу, на этот раз обошлось без жертв. У другого автобуса отказали тормоза, и он съехал в кювет.

Вот лишь две составляющие из священной троицы: автобус и интернат. Третья — интернет и интерактивная доска — становятся, похоже, идеей фикс, фетишами, идолами для чиновников от образования. Есть интерактивная доска — прогрессивная школа, нет — хоть в доску разбейся, тебе будет отказано в реабилитации. И никого не волнует, что учителя аттестованы, родителей устраивает качество образования, дети по окончании школы поступают в колледжи, военные училища, университеты Пскова и Питера. Это в учет не берется.

Две основные проблемы — интернат и транспорт — потянули за собой другие. Как дети будут питаться? Здесь подсобный участок обеспечивает школьную столовую картошкой, капустой, морковью, и обед обходится дешево, причем, в меню всегда есть горячие блюда. В поселковых школах горячего питания нет, а обеды дороже раза в 4. Кроме того, Ибрицская школа учится по другой программе, значит, надо покупать новые учебники, а это тоже немалые траты. Откуда брать деньги, если многие родители сидят без работы?

В самый, казалось бы, трагический момент, из уст в уста стало передаваться странное, никогда не произносившееся доселе слово — суд. А что суд? Что он решает в наши дни, когда все продано и куплено?

Но все чаще и чаще это слово заменяло все остальные слова. Суд, суд, суд...

Родителям Красноармейской волости и учителям Малаховской школы повезло дважды. Во-первых, с главой местного самоуправления. Виктор Лапшин — бывший офицер, приехал в эти края из Латвии, не согласившись быть там гражданином второго сорта. Здесь взял брошенную деревню, брошенные земли, и фермерствовал, пока граждане не призвали его на другую службу. В конфликте между школой и районной администрацией он с самого начала встал на сторону родителей и учителей, и это, без сомнения, придало им силы.

Во-вторых, на защиту школы встал редактор газеты «Псковская губерния» Лев Шлосберг. Правда, в суде он выступал как частное лицо. Но именно он сумел растолковать учителям, родителям, а потом и суду, что принятые районными властями решения идут вразрез с федеральными законами «Об образовании», «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», «Об общих принципах местного самоуправления в Российской Федерации», Семейным и Гражданским кодексами, Конституцией страны, наконец. Эти противоречия и легли в основу судебного решения.

— Я лично в ходе судебного процесса узнала очень много законов и прав, которыми я и мой ребенок можем пользоваться, — признавалась после суда учительница Ирина Демидова.

Хотя изначально она не верила в желаемый исход дела, как не верили и многие другие деревенские жители. И когда суд все же признал решение о реорганизации школы недействительным, она заплакала.

Плакала не она одна. Плакали родители. Плакала директор школы Галина Жиглова, которая ранее не плакала даже на выпускных вечерах. Это были слезы людей, доказавших, что они не быдло, с которым можно поступать, как вздумается, а граждане, способные отстоять свои права.

Потом чиновники, не смирившись с проигрышем, пытались апеллировать к высшим судебным инстанциям, но и там потерпели поражение. Школа села Исаково до сего дня функционирует как самостоятельное образовательное учреждение.

Популярность: 25%

Оставьте комментарий

*
Спасибо за ваш комментарий.
Anti-Spam Image