мая
11

0001В воронежской деревне Малая Верейка еще в середине 2000-х была центральная усадьба колхоза-миллионера имени Карла Маркса, руководил которым Олег Лепендин. Главная улица села тоже названа именем Лепендина.

Но не Олега, а его отца Григория. Долгие годы именно он растил стопудовые урожаи, получал высокие надои, строил дома, мостил тротуары, уже в семидесятых годах провел в село газ. А Олег учился у него и в институте на экономиста, после защиты кандидатской диссертации работал главным экономистом хозяйства. И когда отец умер, наследовать колхоз выпало именно ему.

Это случилось в 1989 году.

В 90-е годы Олег решил проблему кадров за счет вынужденных переселенцев из Средней Азии и Закавказья, отдав им построенные еще отцом пустующие дома. Все колхозное стадо, ставшее убыточным и камнем висевшее на бюджете хозяйства, перегнал на личные подворья. Кто-то выкупил корову, и она стала его собственностью, кто-то платил за нее арендную плату, но и те, и другие молоком и телятами распоряжались самостоятельно. Колхоз, в свою очередь, обеспечивал подворья кормами. Не бесплатно, но и особо с людей не драл — только чтобы покрыть производственные затраты. Слезши с бюджета колхоза, корова стала источником дополнительного заработка для колхозников.

Само же правление сосредоточилось на выращивании зерновых, подсолнечника, сахарной свеклы — всего того, что приносило деньги. Каждый год были хоть с небольшой, но прибылью. Сохранили колхозную столовую и бесплатные обеды для механизаторов. Даже свое внутриколхозное телевиденье завели.

Беда пришла, откуда не ждали. В 2005 году небывало высокий урожай оказался, для колхоза убийственным. Случившееся в стране перепроизводство зерна обвалило рынок. Цены на зерно упали в два раза. Тогда-то и образовался у колхоза первый за всю историю долг в 4 миллиона рублей. 2006-й год встречали с откровенным испугом. На сев денег не было. И взять их было неоткуда. Все, что могло служить залогом, было заложено и перезаложено. Над колхозом нависла тень банкротства.

Тень эта имела конкретные очертания соседнего села Малая Покровка. Где вот так же образовался долг, по требованию кредиторов арбитражный суд ввел внешнее управление, была распродана за бесценок вся сельхозтехника, порушены и разграблены административные здания, мастерские, фермы, а люди ушли, кто куда.

Мерзость запустения грозила теперь и Малой Верейке.

Тогда общее собрание колхоза и поручило правлению изыскать возможность использовать для спасения коллективного хозяйства кредиты, выдаваемые в рамках национального проекта для развития личных подсобных хозяйств.

16 человек оформили необходимые документы. Банк проверял и не усмотрел в них нарушений. И подворья есть, и коровы на них стоят, и корма для этих коров покупать нужно. Кредиты выдал. В результате были добыты те необходимые 2,5 миллиона рублей, которые и решили, судьбу не только весеннего сева, не только колхоза имени Карла Маркса, но всего села. Но на Лепендина завели уголовное дело. Сами дознаватели признавали: нарушение закона — да, было, а преступления-то, пожалуй, нет. Тем не менее, Лепендин получил хоть и условный, но срок.

А дальше дело стало развиваться еще хуже.

Летом 2006 года небывалая засуха убила урожай на корню. Свекла, хлеб, подсолнечник — все сгорело, и прежние долги полностью погасить не удалось. Тогда-то Лепендин и пришел к неутешительному выводу: надо ложиться под инвестора. И колхоз, утратив самостоятельность, превратился в одно из производственных подразделений крупного московского зернового холдинга «Русское зерно».

Прошло несколько лет. Жизнь в Малой Верейке изменилась, но не в лучшую сторону. Деревня после укрупнения территорий перешла под управление Землянского сельского поселения. Сразу же возникли проблемы с вывозом мусора, с освещением. Но это еще полбеды. Землянское АТП отменило дневной автобусный рейс, мол, мало пассажиров, не выгодно. Остался один рейс: утром из Верейки в Воронеж, вечером — обратно. И все. Учителя три недели не могли получить зарплату, которую им теперь перечисляют на пластиковые карточки. Утром уроки, а днем — не на чем. Даже некоторые автовладельцы вынуждены были поставить свои машины на прикол, потому как бензоколонку в Землянске ликвидировали, а ближайшая заправка в Ендовище — это в полусотне километров от Верейки.

Но зерновую компанию к этим проблемам никаким боком не пристегнуть. Это, скорее, забота власти и ее вина. Как и то, что из 300 коров, когда-то бывших колхозными но переселенных на частные подворья, осталось лишь пять. Да, конечно, корма селянам теперь по дешевке агрохолдинг не продавал, он вообще кормами не занимался. Так что приходилось косить сено самим, а не надеяться на дядю, как это было во времена колхоза. Но главная причина массового забоя скота была в другом. А именно, в том, что некуда оказалось сбыть молоко.

Правда, столовая для бесплатных обедов механизаторов сохранилась. Как и сельская больница, превратившаяся в офис врача общей практики. А вот механизаторы, которые остались работать в агрохолдинге, стали сезонниками — с весны по осень пашут, сеют, убирают, а с наступлением холодов становятся на учет в центре занятости.

Олег не винит холдинги в развале деревень, хотя и больших надежд на них тоже не возлагает.

— Ребята они хорошие, но не все в их силах.

По его наблюдениям, есть два типа бизнесменов на селе. Одни не вкладывают в развитие производства ничего, используя то, что досталось им в наследство. Но вскоре понимают, что на той небольшой прибыли, которую они получают от производства, скажем, зерна или мяса, долго не протянешь. И бизнес бросают. Другие, наоборот, вкладывают сразу и много — в технику, технологию, переработку. Но очень скоро и к ним приходит понимание того, что те деньги, которые они уже успели вложить, при существующей государственной поддержке, да еще в условиях вступления России в ВТО, они никогда не окупят. Эти стараются свой бизнес продать.

Вот и бывший колхоз имени Карла Маркса вместе с деревней Малая Верейка, одна из улиц которой носил имя отца Олега — Григория Лепендина, «Русское зерно», по словам жителей, продало…  украинским предпринимателям.  Что будет после этой сделки, никто в деревне предсказать не брался.

Популярность: 22%

Оставьте комментарий

*
Спасибо за ваш комментарий.
Anti-Spam Image