Авг
10

img_0927Видели ли вы когда-либо, как служат литургию на скошенном лугу под открытым небом? Когда вместо купола — натянутый на жерди брезент, а алтарем служит обычная туристическая палатка? Я видел. Было это 28 июля в деревне Лысцево Тверской области. А праздник назывался «Кирики».

Вообще, Кирик — это младенец. Его мать Иулитта жила в Малой Азии, происходила из знатного рода и была христианкой. Рано овдовев, она воспитывала своего трехлетнего сына, но во время гонения на христиан оставила дом и под видом нищенки скрывалась в разных местах, пока не была узнана, задержана и представлена на суд правителя Александра. Ее били палками, а Кирик, глядя на мучения матери, плакал и рвался к ней. Правитель пробовал его ласкать, но мальчик вырывался и кричал: «Пустите меня к матери, я тоже христианин». И тогда правитель, игемон Александр со злостью швырнул ребенка с высоты помоста, на котором восседал, на каменные ступени. Мальчик покатился вниз, ударяясь об острые углы, и умер. А святую Иулитту после жестоких пыток усекли мечом. Проще говоря, обезглавили.

— «Кирики» в Лысцеве — это заветный праздник, — объяснял мне его главный организатор  и вдохновитель НиколайГоловкин, географ из Питера. img_0912

— Как это — заветный? — спрашиваю его.

— По преданиям когда-то пожар спалил здесь треть деревни, остановить его удалось лишь после молитвенного обращения к святым Кирику и Иулитте, с тех пор и завещано было каждый год праздновать день памяти этих святых. В прежние времена в домах к этому дню варили пиво, приглашали гостей из окрестных деревень.

img_0907Со временем традиция эта выродилась, как и сама деревня. Коренных жителей теперь — по пальцам пересчитать. Минины, Бойцовы… . Вот, пожалуй, и все. Зимуют здесь всего две семьи. Возродили заветный праздник люди пришлые, или, как их называют, дачники. Главным образом, семейство Головкиных. Это сам Николай с женой Катериной и сыном Сеней — студентом, будущим гидрографом. А также его мать Мария Николаевна, сестры Ксения и София, многочисленные друзья, которые либо приезжают сюда на время погостить, либо купили дома и живут тут лето. Все они люди православные, воцерковленные. Ксения Кирилловна, к примеру, служит регентом в одном из Питерских храмов, организовала при храме большой детский а затем взрослый хоры. Эти-то люди, поющие с ней в питерском храме, и потянулись за ней в Лысцево.img_08791

Вот и нынче приехали Галина и Валентина. Живут пока на съемной квартире, но хотят купить здесь дом. Оказывается, при нынешнем-то деревенском неустройстве, это проблема. Казалось, пустующих домов окрест много, заходи и живи, как в популярном мультфильме про Простоквашино. Но в большинстве своем они не зарегистрированы в БТИ и регистрационной палате, а значит, оформить на них купчую, даже если найдутся наследники и согласятся продать дом, совершенно невозможно.

— А очень хотелось бы сохранить все эти умирающие деревни, — говорит Галина, — создать здесь православную общину

img_0905Спрашиваю:

— В деревне общинно легче жить, чем в городе?

— Ну, мы и там живем активной жизнью. Но деревня летом очень хороша. Здесь можно и трудиться, и вместе с детьми находиться, и общаться со всеми своими. И дети в этой общине только хорошее впитывают.

— Нам в свое время некуда было выехать на лето из Питера, вывезти на свежий воздух детей.  - рассказывает Валентина. — Так вот, Ксения Кирилловна брала наших ребятишек сюда. С девяти лет. И это запало. До такой степени запало, что они уже выросли, в институтах учатся, некоторые работают, а все равно стремятся приехать в Лысцево хотя бы на два-три дня.

Но вернемся на луг, в «храм» под открытым небом. Последние восемь лет здесь стараниями семьи Головкиных совершались лишь молебны с водосвятием святому равноапостольному князю Владимиру, почитание которого тоже приходится на этот день, и мученикам Кирику и Иулитте.

— Первые молебны отслужил протоиерей Вячеслав Зернов из Старого Сандова, — говорит Николай Головкин, — и вот уже пять лет с нами молится протоиерей Дмитрий Охичев.

Нынче было решено провести уже не просто молебен, а первую литургию. Николай с соседями и сыном Семеном выкосили луг, натянули брезентовый тент, из подручных материалов смастерили необходимую для службы утварь. Отец Димитрий привез палатку под алтарь, сообща поставили ее — и вот она, церковь под открытым небом. Походная церковь. В такой же, быть может, в свое время молились воины на Куликовом поле или под деревней Бородино.

Ну а в остальном все, как в настоящем храме. По чину. По церковным правилам и канонам. Молитвы, проповедь, благовония. Молились и старые, и молодые. Иные пришли с младенцами, несмотря на тридцатиградусную жару. Поминали живых и мертвых, здоровых и больных, молились за православных братьев Восточной Украины и за многострадальное Отечество наше, за себя и други своя.

Кстати, по народному верованию, святым Кирику и Иулитте молятся о семейном счастье и выздоровлении больных детей.

А после службы во дворе дома Головкиных были накрыты столы. Без спиртного, как здесь было принято прежде. Вместо водки и вина — квас и кисели. И за стол приглашались не только родственники и соседи, а все, даже жители окрестных деревень. Праздник-то общий. Заветный.

Популярность: 29%

Оставьте комментарий

*
Спасибо за ваш комментарий.
Anti-Spam Image