Авг
31

d180d0b8d181d183d0bdd0bed0ba1Семья сельского священника Димитрия Охичева, имея двух своих детей, взяла на воспитание из детского дома еще шестерых — трех мальчиков и трех девочек, младшей из которых не было еще и годика.

— Отец Димитрий, взять на воспитание сразу четырех малолетних детей — на  это надо было решиться.

— Мы, когда поженились с матушкой Ольгой, мечтали, что у нас будет много детей, но вышло иначе. На девятом месяце первой беременности врачи ей сказали, что ребенок якобы поменял возлежание, и поэтому надо делать кесарево сечение. Когда Ольга понесла в другой раз, они, врачи, категорически настаивали на аборте, а потом красными чернилами написали в карточке: «От прерывания беременности отказалась по религиозным соображениям». И опять кесарили. Мы, подозревая неладное, писали заявление против перевязывания труб, но, тем не менее, после этого матушка больше не зачинала. А к решению принять детей пришли после того, как улучшилось наше материальное положение, главным образом, жилищные условия. У нас комфортабельное жилье, которое просто развязало нам руки.

Сейчас семья сельского батюшки занимает целый подъезд двухэтажного дома в селе Любегощи. Жильцы давно покинули этот жом, и он потихоньку разваливался. Не было уже оконных рам, протекала крыша. «А у отца, — рассказывает батюшка, — большая родня, их восемь — братьев и сестер. Неплохо, кстати, в жизни устроены.  Его мать, моя бабушка, жила у дочери в Волгограде, но вдруг захотелось «к Кольке», то есть к отцу. Ну, привезли. И дядя Володя, папин брат, бизнесмен, решил этот дом приобрести и довести до ума. Во все окна вставил стеклопакеты, перекрыл крышу, отделал первый подъезд, который мы сейчас и занимаем». Так под одной крышей оказались четыре поколения Охичевых.

— Так вот, как только улучшились жилищные условия, сразу же встал вопрос, чтобы нашу семью увеличить. Получили согласие моих родителей, наших родных дочек. Но одно дело решить, другое — взять. Выбор сейчас очень и очень ограничен. Полностью здоровых детей — физически и психически — в детских домах вы уже не найдете.  Обязательно какая-нибудь проблема у ребенка да будет. Чаще всего болезнь Дауна или ДЦП. Нам повезло, в этом детском доме оказались три родные сестрички, разлучать которых было нельзя. И не каждый решится взять в семью сразу трех приемных детей. Так у нас появились Олечка, ей четыре годика, Катя — на год младше, и Анечка, ей в апреле исполнился годик. Потом взяли мальчика Даниила. Дети относительно здоровы. Но хотя никаких патологий у них нет, они все равно отстают в развитии.  У девочек не хватает витамина «Д», вследствие чего развился рахит, с ними надо подолгу гулять на солнышке. У мальчика сильное отставание в языковом развитии. Когда мы его брали, он в свои 5 лет  практически ничего не говорил. Сейчас в его арсенале уже несколько десятков слов, появились первые фразы. Надеемся, что до школы нам удастся научить его хорошо говорить.

— Нет досады, что вот приходится исправлять чьи-то ошибки?

— А вы знаете, где-то недельки через три полностью исчезает ощущение, что это не твои дети. Вообще! Совершенно пропадает. Меня матушка тут как-то спросила меня: «А помнишь, у нас когда-то не было детей?». То есть эти дети становятся родными тебе настолько быстро… . Но, конечно, надо быть готовым к трудностям. В нашей местности был случай, когда мама, воспитав одну приемную дочь, взяла еще одну девочку и через некоторое время ее вернула. Конечно, это недопустимо. Взялся за гуж, не говори, что не дюж. С новым человечком появляются и новые проблемы. Со своими-то детьми вон поседел уже весь… .

— Многих отпугивают от решения взять на воспитание детей неудачные примеры знакомых или даже слухи о таких примерах. Что для вас было самое страшное?

— Сдавать кровь из вены.

— ???

— Пришел за результатами анализа на гепатит, мне врач и говорит: «К сожалению, не могу ничем вас обрадовать». Ну, я и потух. Запрашивают дополнительный анализ. Сдал и две недели места себе не находил. Но на этом все не закончилось. Наша фельдшер передала моей маме, а та мне, мол, анализы хорошие, положительные. Я опять в ауте: так все-таки какие? Хорошие? Или положительные? Это две большие разницы. Слава Богу, все обошлось.

-Мне говорили, что у вас был семейный ансамбль, который называется, как и местная речка, «Реня».

— Почему был? Он и есть. Матушка играет на виолончели и клавишных, девочки на скрипке и клавишных, теперь еще и на гитаре. Они закончили с отличием музыкальную школу по классу скрипки, теперь учатся по классу гитары.

— А вы поете…

— Да, я брал частные уроки вокала. А нотной грамоте меня научила матушка, когда она еще регенствовала в смоленском храме. Мы выступали на праздниках в малых городах и селах. Куда приглашают, туда и едем.

Отец Димитрий обучает дочек английскому языку (в школе они учат немецкий). Занимается спортом. В доме имеется спортзал с оборудованием для пауэрлифтинга. В прошлом году они с Машей приняли участие в соревнованиях по этому виду спорта и, став абсолютными победителями, выполнили нормативы 3 взрослого разряда. Матушка Ольга владеет разными рукоделиями: прекрасно шьет, вяжет спицами и крючком, а в последнее время освоила технику бисероплетения и делает таким способом иконы.

Теперь батюшке приходится учить приемных детей, но уже не иностранному языку, а своему родному. А матушке обстирывать их, обшивать, кормить, лечить. Основная нагрузка легла на ее плечи. Плюс домашнее хозяйство — козы с козлятами.

Правда, управляться с приемными детьми помогают родители приходского священника и старшие дочери. «Так что вполне вероятно, мы на этом не остановимся», — говорит отец Димитрий.

Так и вышло. Недавно батюшка похвастался, показав документы, оформленные на еще двух детдомовских мальчиков. А незадолго до этого он вывез из осажденного Луганска семью двоюродного брата.

Так что теперь под крышей дома сельского священника поле полутора десятков человек.

Все вместе — одна семья.

Популярность: 33%

Оставьте комментарий

*
Спасибо за ваш комментарий.
Anti-Spam Image