Авг
13

161097961943596608Год от года чиновников становится все больше, а жизнь простых людей все хуже. Не оттого ли, что власть сама по себе, а люди сами по себе?

Лахие времена настали для Смутихи, некогда центральной усадьбы богатого совхоза «Зеленогорский». Закрыли клуб, магазин, школу, последним умер медпункт, и семьи с маленькими детьми и старики, дети которых не пожелали оставлять их одних, стали уезжать. Но волна всеобщего разора, как цунами, шла за ними по пятам, накрывая и в других деревнях других районов. И они бежали дальше, но и дальше было то же. Исход из Смутихи превращался в бегство в никуда.

Вся эта большая человеческая стая в начале лета, в Троицкую родительскую субботу, прилетает в Смутиху и опускается на местное кладбище, где сперва поминают мертвых, а потом вспоминают живых. Опрокинув рюмочку-другую, приезжие клянутся, что обязательно вернутся в Смутиху. Вот только бы провели газ. Да пустили рейсовый автобус до райцентра.

Но к исходу праздника гости уезжают. Хозяева, вымыв посуду, возвращаются к привычной жизни. Они знают, что ни газа, ни автобуса им не дадут. И чтобы добраться до райцентра, надо топать пехом до автобусной остановки 10 километров. До администрации сельского поселения еще семь верст. Реальность такова, что власти о Смутихе давно забыли. И надеяться остается только на себя.

Сама Смутиха умирающей себя считать никак не вправе. Хотя бы потому, что живет в ней восьмеро молодых парней, кстати, совершенно непьющих, вот только невест для них нет. Братья Сергей и Николай Орловы, чей дом стоит на краю деревни, рано оставшись сиротами, начали разводить пчел и сегодня содержат приличную пасеку, ею и кормятся. Остальные шестеро время от времени ездят в Подмосковье класть печи на дачах и в банях. Женатые мужики лес валят, пашут огороды, косят траву, сушат сено, а иные тоже занялись отхожим промыслом. Бабы ухаживают за скотиной. В деревенском стаде 7 дойных коров, есть телята, козы, овцы. В летнее время пасут скот по очереди. Из молока взбивают сметану и варят творог, раз в неделю за ними приезжают перекупщики из райцентра. В округе полно грибов и ягод, они тоже дают какой-никакой доход. Плюс пенсия, у кого есть. Тем и живут.

Староста деревни Антонина Юдина — начальник номинальный. Народ давно уже сам организован. Случился как-то пожар, всем миром его и потушили. Собралась помирать старушка, опять же, кто чем мог, поддерживали ее до приезда родственников. С водой вот беда, колодцы развалились, один остался, а на новый денег не дают. То же и с транспортом. Уж как просили хоть раз в неделю пустить до Смутихи рейсовый автобус, «газельку» какую-нибудь. Сказали, не выгодно. Мол, тогда билет будет стоить под 300 рублей, сами не поедете. Верно, не поедем, с ума, что ли, сошли? Но ведь налог-то  платим. Каждый год за ним приезжают. Есть деньги, нет  — вынь да положь.

Продавец небольшого муниципального магазина, который в Смутихе все же открыли, Наталья Дмитриева с мужем воспитывают двоих приемных детей. Их надо кормить, одевать, учить. Потому муж Натальи зарабатывает деньги на стороне, а она одна управляется и с магазином, и с тремя коровами. Магазин в Смутихе больше, чем магазин. Здесь и праздники отмечаются, и дни рождений, и поминки, и день пожилого человека. Недавно всей деревней торжественно отметили 40-летие библиотекаря Лиды Муравьевой.

Галина Кузьмичева, муж которой когда-то будил деревню звоном металла в местной кузне, тоже держит подворье, хоть и на пенсии. Похоронив мужа и сына, живет вдвоем с внуком, а его, как и Наталье своих, вырастить, выучить надо, к какому-нибудь делу прислонить.

Библиотекарь Лида Муравьева — хранитель традиций, истории Смутихи. Не будь ее, и библиотеку давно бы закрыли. Все в ней держится на честном слове, дров нет. Поэтому зимой основные книжные фонды перекочевывают из казенного дома в частную избу библиотекаря. В библиотеке до сих пор выставлены рисунки и поделки детей, некогда живших в деревне и учившихся в местной школе. Отдельной рукописной книжкой была написана история Смутихи, но телевизионщики из райцентра замотали ее, взяв и забыв вернуть. Еще Лида обслуживает книгами соседнюю деревню Таскаиху, бывшую центральную усадьбу бывшего колхоза «Восток». Там осталось всего пять домов. Ни магазина, ни почты. Раз в месяц привозят пенсию. Некоторые жители хотели выписать журналы, газеты, но почтовики ездить чаще, чем раз в месяц, в Таскаиху отказались, тоже, говорят, не выгодно, и квитанции вернули.

— Невыгодны мы стали государству, в тягость, — жалуются люди, — а живыми в могилу не ляжешь, вот беда-то.

Александр Гусев, глава Лесковского сельского поселения, в границы которого входит Смутиха, говорит, что бюджет поселения всего 2 миллиона, и то в нем дыра в 13 тысяч рублей. На поддержание дорог выделено 50 тысяч.

— Что можно на эти деньги сделать? Зимой нанимаем охотников, и те буранами топчут тропинки, чтобы люди могли хотя бы дойти до трассы.

Беда только в том, что для власти невыгодным становится сам народ. Но, спрашивается, а выгодна ли такая власть народу? Не слишком ли обременительна для него? С началом реформ, несмотря на клятвенные заверения президентов, численность чиновников в России неуклонно растет, в то время как численность населения падает. Для сравнения: при Брежневе во всём СССР насчитывалось 1,755 миллиона чиновников, в то время как народа было в два раза больше, чем в современной России, а в 2006-м на шее российского народа сидело уже 1,6 миллиона человек. Расходы на госаппарат увеличились практически в десять раз. Не считая так называемых внебюджетных средств, которыми активно пользуются чиновники почти всех мастей и рангов.

Что, казалось бы, по сравнению с этими тратами стоимость одного рейса в неделю микроавтобуса по маршруту Кесова Гора — Смутиха?

Деревня Смутиха, деревня, Смутиха, дороги, автобус

Популярность: 33%

Оставьте комментарий

*
Спасибо за ваш комментарий.
Anti-Spam Image