Фев
15

001Приколы Кавказа

Программа по переселению народов Северного Кавказа на просторы Центральной России потерпела крах.

В январе 2010 года бывший банкир, предприниматель, а после губернатор Красноярского края Александр Хлопонин был назначен заместителем Председателя Правительства России и одновременно полномочным представителем Президента в новообразованном Северо-Кавказском федеральном округе. Такой головокружительный взлет был подкреплен невиданными доселе полномочиями. Дело того стоило. Надо было умиротворить воинственный Кавказ и, прежде всего, обеспечить рабочими местами жителей республик, больше других страдающих от безработицы и оттого, как объясняли и чиновники, и политики всех мастей, пополняли отряды боевиков. Хлопонин и призван был лишить «моджахедов» этой живой поддержки.

Поначалу в коллективных головушках родилась здравая мысль строить производства там, на местах. Это казалось правильным и, более того, перспективным. Хлопонин не без удовольствия демонстрировал на Сочинских экономических форумах Кремлевским начальникам какие-то инновационные проекты, которые и призваны были решить основные проблемы региона. Но, то ли проекты были плохими, то ли денег на них не дали, а может, деньги поначалу и были, да их, как у нас часто случается, разворовали.

Так или иначе, но программа индустриализации Закавказья вдруг резко поменялась на столыпинскую программу переселения безработных и безземельных горцев в малоосвоенные, или как теперь говорят, депрессивные российские территории. Причем, не только в европейские, но и в Сибирь. Силами ошалевших от безработицы и оттого воюющих детей Кавказа предлагалось восстанавливать экономику равнинных российских земель. При этом регламентирующий все эти действа документ назывался почему-то «Комплексной стратегией развития Северо-Кавказского федерального округа до 2025 года».

Вот и пойми, Кавказ будет развиваться силами российских регионов, или регионы силами Кавказа. Оказалось, первое.

А если называть вещи своими именами, то высоких полномочий Хлопонину хватило ровно на то, чтобы переложить проблему с больной головы на здоровую. Теперь обустройством вверенного ему Президентом Российской Федерации разноплеменного кавказского народа должны будут заниматься главы других регионов. И спросится уже не с него, а с них. А заодно и с представителей самих кавказских республик в этих регионах.

Первоначально, правда, предполагалось, что жители СКФО будут задействованы, прежде всего, в крупных государственных строительных проектах. Но почему-то повезли их не в близлежащий Сочи, где осуществляется самый крупный государственный строительный проект — Олимпийский, а на Урал, который ни сном, ни духом не ведал о той роли, которую ему отвели в развязывании Кавказского узла. Он его и не развязал. Из заявленных 220 человек с первой партией в Свердловскую область приехали аж 32 джигита из Ингушетии, а удержались на круге этих жестоких чиновничьих игр и того меньше — всего четверо. Да и для них ни работы, ни жилья не было. Помыкались, да и вернулись обратно в горы. То же повторилось и со второй партией.

— На самом деле смысл всей этой программы не в переселении, — говорит прозревший в этих чиновничьих баталиях и даже потерявший при этом должность экс-полномочный представитель республики Ингушетия в Свердловской области Абдул-Муталип Богатырев. — Происходит следующее. Те, кто этим занимается в республике, откровенно врут: езжайте, там много работы, зарплата по 30−40 тысяч в месяц, жильё есть, выдают подъёмные. И тому подобное. Люди берут деньги, и, говорили мне, при этом с них требуют откат — должны давать 53 тысячи, а дают, скажем, 30−35, мол, тебе и этого хватит. А многие, кто поумнее, делают еще проще: деньги возьмут, а сами никуда не едут.

Осечка, вышедшая со столицей Урала, вынудила инициаторов поменять тактику. Идею больших строек сменила идея поддержания продовольственной безопасности страны. Другими совами, горцам предложили переселяться в сельскую глубинку. И одной из первых предложила свои земли для приема трудовых мигрантов с Северного Кавказа Пензенская область. Губернатор области Василий Бочкарев самолично был в Дагестане, ездил по горным аулам. Ему понравилось, как на бедных почвами крутых каменистых склонах местные жители с помощью кетменя и мотыги выращивают отличную капусту. «Приезжайте, — говорил он дагестанским крестьянам, — у нас есть земля, вода, обустроиться поможем…».

Но приезжать стали не те, кто нужен был области, а кому область нужна была для своих целей.

— Сколько в области закрепилось выходцев с Северного Кавказа? — переспрашивает меня начальник отдела трудовой миграции департамента областной службы занятости Александр Лебедев. — Боюсь, что такой цифры вам никто не назовет. Ее просто не существует. Происходит пока какое-то броуновское движение.

Движение это кончилось ничем. К великой радости и пензенских крестьян, и самих горцев.

Впрочем, сами горцы давно уже расселились по всей России, вот только обустраивать ее они не собираются. Она им нужна как донор. Не более.

Популярность: 30%

Оставьте комментарий

*
Спасибо за ваш комментарий.
Anti-Spam Image