Янв
28

i-6


150 лет назад в Росси было отменено крепостное право. Иными словами, было положено начало земельной реформе, конца которой не видно до сих пор.

18 февраля 1855 года на российский престол вступил 37-летний Александр II. А 19 февраля (3 марта по новому стилю) 1861 года император подписал Манифест об отмене крепостного права.

Этим Манифестом, как принято считать, крестьянам даровали личную свободу и землю. Но на выходе, как уже традиционно сложилось в России, и со свободой и с землей, с которой, собственно, и были связаны вековые надежды народа, вышла наувязочка.

Нет, каждый крестьянин получал свой надел. Для различных районов (черноземных, степных, нечерноземных) он оказался разным и в среднем составлял 3,3 десятины на душу, что получалось даже меньше, чем мужик имел до реформы. Более того, еще и помещики отрезали у крестьян часть их надела. Это были так называемые отрезные земли. Вдобавок ко всему бывших своих холопов помещики, словно в отместку, переселяли на самые неплодородные земли, лишение выпасов, лесов, водоёмов, загонов и других необходимых угодий.

Да и свобода была мнимой. До заключения выкупной сделки крестьянин считался временнообязанным. И землю получал не в собственность, а только в пользование, за что должен был расплачиваться — барщиной или оброком, которые мало чем отличались от прежних его крепостных повинностей. Размер оброка за полный надел составлял 8—12 рублей в год. Прибыльность надела и размер оброка никак не были связаны. Это вынуждало крестьян поскорее выкупать их, а помещикам давало возможность «втюривать» им под этот шумок те самые неплодородные участки по принципу на тебе, боже, что нам негоже. Но даже если семье доставался участок и не самый плохой, цена его выкупа значительно превышала действительную стоимость земли. Следовательно, крестьяне платили не только за землю, но и за свое личное освобождение. Денег таких у них, понятное дело, не было, и землю за них выкупало правительство. Но, опять же, не даром, а в кредит, который должен был погашаться в рассрочку в течение 49 лет с выплатой ежегодно 6% на ссуду. Таким образом, крестьяне суммарно уплачивали 294% выкупной ссуды и к 1906 году заплатили 1 миллиард 571 миллион рублей за земли, стоившие всего 544 миллиона рублей.

Словом, в отличие от аграрных преобразований в Австрии и Пруссии, опыт которых, как утверждали реформаторы, учитывался при подготовке земельной реформы 1861 года, самодержавие не вложило в крестьянскую реформу ни рубля. Напротив, оно сделало ее выгодной для казны. То есть уже тогда государства свое не упустило.

Но и после того, как крестьянин выплатил за выделенный ему надел полную сумму, он не имел права распоряжаться им по своему усмотрению. Земля до 1917 года оставалась общинной собственностью. Это было более чем существенное отличие от западных моделей аграрных реформ. А слабость понятий о собственности в сознании нации, слабость позиций собственников открывали путь к усилению бюрократии независимо от либеральных целей реформаторов.

В общем-то, и революция 1917 года, и победа в гражданской войне стали возможны лишь благодаря тому, что большевиков поддержали крестьяне, которые купились на красивые лозунги. Это обернулось для них впоследствии новым закрепощением, которое продолжалось около пяти десятилетий.

О земельной реформе нового времени, старт которой был дан более двадцати лет назад, и которая мало чем отличалась от царской реформы и реформ большевиков, я расскажу в следующем посте.

Популярность: 21%

Оставьте комментарий

*
Спасибо за ваш комментарий.
Anti-Spam Image